Муми-Тролли


Комета прилетает

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ, стр. 34

И тут фрекен Снорк пришла в голову блестящая мысль.

Она схватила в руки зеркальце и поймала в него красный диск кометы. Прежде ей не раз случалось пускать зайчики, и она знала, какие они противные, когда попадают тебе в глаза. И вот она направила красный сверкающий луч прямо в глаза каракатице.

Та замерла на месте, та испугалась... А Муми-тролль, воспользовавшись ее замешательством и слепотой, вскарабкался по ходулям наверх и снова оказался в безопасности среди друзей.

Они спрыгнули с ужасного корабля и припустили во все ходули. Они бежали несколько морских миль, прежде чем решились передохнуть.

И тогда Муми-тролль сказал:

- Фрекен Снорк! Ты спасла мне жизнь! Да еще таким хитроумным способом!

А фрекен Снорк зарделась от удовольствия, потупила глазки и прошептала:

- Я так рада угодить тебе... Я готова спасать тебя от каракатиц по нескольку раз на дню.
- Золотко мое! - сказал Муми-тролль.- Тебе не кажется, что это уж чуточку чересчур?

Дно здесь устилал мелкий ровный песочек, по которому можно было идти без ходулей. А раковины были не мелкие и заурядные, как на побережье, а огромные с зубцами и завитушками, самых необыкновенных расцветок - пурпурно-красные, сумрачно-голубые и зеленые, как морская волна.

Фрекен Снорк задерживалась чуть ли не перед каждой раковиной, любовалась ими и вслушивалась в шум моря, который они хранили в себе.

- Ракушки как ракушки,- торопил ее Снорк. Так мы никогда не доберемся до места!

Среди раковин расхаживали большие крабы и вели дискуссию. Они удивлялись, куда ушла вся вода и когдаН она вернется.

- Слава богу, мы не медузы! - говорил один из крабов.- Эти бедняги шагу не могут ступить без воды. А нам и ка суше неплохо!
- Жалко мне всех, кто не крабы,- говорил другой.- Очень может быть, все это устроено только для того, чтобы нам стало просторнее!
- А что, это интересная идея! Земля, населенная одними крабами! - вещал третий, задумчиво помавая клешней.
- А ну-ка, подпусти им зайчика! - шепотом попросил Муми-тролль.

Фрекен Снорк поймала в зеркальце комету, и ее слепящие отблески заиграли в глазах у крабов. Поднялась несусветная суматоха. Крабы сталкивались друг с другом, боком скакали по песку и пря- тали головы под камни.

- Вот я и развеялся,- сказал Муми-тролль.- Прямо камень с сердца. А ну-ка сыграй что-нибудь, Снусмумрик!

Снусмумрик достал губную гармошку, но не смог извлечь из нее ни звука. Паром выдуло из нее все ноты.

- Плохо дело,- огорченно сказал он.
- Ничего, пана исправит, дай только доберемся до дому,- сказал Муми-тролль.- Папа все может исправить, если только захочет.

Весь день они шли среди пустынного морского ландшафта, который с сотворения мира лежал под толщей воды.

- А что, в этом есть что-то такое... многознаменательное - шагать вот так по дну моря,- разглагольствовал Снорк.- Возможно, мы находимся сейчас где-то около самой глубокой его части.

Местность круто пошла под уклон и вдруг сорвалась в пропасть, полную пара и мрака. Быть может, там вовсе не было дна... Быть может, там внизу притаились в грязи самые большие океанские каракатицы - чудовища, которых еще никто никогда не видал.

Путники бочком, в полном молчании обошли,пропасть и прибавили шагу. Уже начинало вечереть.

А фрекен Снорк несколько раз оглянулась назад, потому что на краю пропасти лежала, мерцая, самая большая и самая красивая раковина моря.

Она была окрашена в нежно-бледные тона, какие можно встретить лишь на самых больших морских глубинах, куда не проникает солнечный свет, а изнутри мерцала темно и заманчиво. Она лежала и тихонько напевала про себя древние песни океана.

- Ах! - вздохнула фрекен Снорк.- Как бы я хотела жить в этой раковине! Как бы я хотела забраться внутрь и посмотреть, кто это там шепчет!

- Это море так шепчет,- сказал Муми-тролль. - От каждой волны, которая умирает на берегу, в какой-нибудь раковине рождается маленькая песня. Ну, а забираться внутрь нельзя - там лабиринт, и еще неизвестно, найдешь ли дорогу обратно.

На морское дно пали сумерки, и теперь все старались поближе держаться друг к дружке.

Стояла необычайная тишина. Все было мягкое и мокрое. Не слышно было знакомых звуков, которые так оживляют вечера на суше: шарканья торопящихся домой ног, шелеста листвы ка ветру, пения птиц или шороха выкатившегося из-под ноги камня.

Страшно было развести костер, страшно было улечься спать среди всех тех неведомых опасностей, которые могли подстерегать их здесь.

В конце концов они решили заночевать на вершине скалы высотой с ходулю.

Чтобы спать спокойнее, договорились дежурить по первую вахту и решил отдежурить также и за фрекен Снорк.

Все тесно прижались друг к дружке и заснули, а он сидел и обозревал пустынное морское дно. По песку, залитому красным светом кометы, угрожающе стлались черные тени скал. Глубокая печаль охватила Муми-тролля при виде этого мрачного ландшафта, и он живо представил себе, как, должно быть, испугалась Земля, увидев приближающийся к ней огненный шар.

Он думал о том, как сильно он любит все - лес и море, дождь и ветер, солнце, траву и мох - и что жить без всего этого никак нельзя!

"Ничего, - думал он. - Уж мама-то знает, как все это спасти".

Партнерские программы