Муми-Тролли


Опасное лето

ГЛАВА ВОСЬМАЯ, стр. 22

-- Это зачем? -- спросила Мюмла.

-- Чтобы было более торжественно, -- призналась Эмма, и ее маленькие глазки сверкнули. -- Это словно зов судьбы, рок, понятно? Занавес поднимается, красный прожектор освещает Клеопатру, публика затаила дыхание...

-- А Реквизит тоже был там? -- спросил Хомса.

-- Реквизит -- это название комнаты, -- пояснила Эмма. -- Там хранится все, что нужно для спектакля. О, примадонна была необыкновенно красива и трагична...

-- Примадонна? -- переспросила Миса.

-- Ну это самая важная из актрис. Она всегда играет самую лучшую роль и всегда получает то, что хочет. Но упаси меня от этой чести...

-- Я хочу быть примадонной, -- прервала Эмму Миса. -- Только мне бы хотелось сыграть печальную роль, чтобы можно было вскрикивать, рыдать и плакать.

-- Тогда тебе надо играть в трагедии или драме, -- пояснила Эмма. -- И умереть в последнем акте.

-- Вот именно! -- воскликнула Миса. Щеки ее пылали. Подумать только, стать совсем не той, кто ты есть на самом деле! Никто тогда больше не скажет: "Вот идет Миса", -- а будут говорить: "Посмотри на эту трагическую даму в красном бархате... великую примадонну... Видно, она много страдала".

-- Ты теперь будешь выступать перед нами? -- спросил Хомса.

-- Я? Выступать? Перед вами? -- прошептала Миса, и на глаза ее навернулись слезы.

-- Тогда и я хочу быть примадонной, -- сказала Мюмла.

-- А что ты будешь играть? -- недоверчиво спросила Эмма.

Муми-мама посмотрела на папу.

-- Ты, наверное, мог бы написать пьесу, если Эмма тебе поможет, -- сказала она. -- Ведь ты написал мемуары. Наверное, не так уж трудно писать и стихи?

-- Куда там! Не умею я писать пьесы, -- сказал папа и покраснел.

-- Конечно, ты сумеешь, дорогой, -- стояла на своем мама. -- А мы выучим твою пьесу наизусть. Все придут смотреть, как мы играем в театре. Много-много разного народу; их будет все больше и больше, и они станут рассказывать своим знакомым, как это замечательно. Наконец слух о театре дойдет до Муми-тролля, и он найдет дорогу к дому. Муми-тролль, фрекен Снорк, малышка Мю вернутся домой, и все кончится благополучно! -- закончила свою речь Муми-мама и захлопала в ладоши от радости.

Все с сомнением посмотрели друг на друга, потом взглянули на Эмму. Та развела лапами.

-- Наверное, получится что-то ужасное, -- сказала она. -- Но если вам так хочется потерпеть фиаско, я не откажусь давать вам советы. Иногда, когда у меня найдется свободная минутка. -- И продолжала рассказывать, как играют в театре.

Вечером Муми-папа уже закончил пьесу. И прочитал ее всем. Никто не прерывал его, и когда он закончил, воцарилась тишина.

Наконец Эмма сказала:

-- Нет, нет и еще раз нет!

-- Неужели так уж плохо? -- спросил расстроенный папа.

-- Хуже некуда, -- ответила Эмма. -- Послушай только:

Не боюсь я льва,
Убиваю его всегда!

Ужасно!

-- Но я непременно хочу, чтобы был лев, -- упрямо возразил папа.

-- Нужно писать гекзаметром! Гекзаметром, а не рифмовать.

-- А что такое гекзаметр? -- спросил папа.

-- А вот что: тамтара-тамтара-тамтара-тамтара, тамтара-там- та, -- объяснила Эмма.

Папа просиял.

-- Перепиши все гекзаметром, -- посоветовала Эмма. -- И запомни, что в настоящей трагедии, написанной старинным стилем, все должны быть в родстве друг с другом.

-- Но как же они могут так злиться друг на друга, если они в родстве? -- спросила Муми-мама. -- И как можно без принцессы? Без счастливого конца? Ведь так грустно, когда кто-то умирает.

-- Это трагедия, дорогая моя, -- сказал папа. -- И обязательно в конце кто-то должен умереть. Еще лучше, если умрут все, кроме одного, но желательно, чтобы и он тоже. Так посоветовала Эмма.

-- Пусть я умру в конце, -- пропищала Миса.

-- А может, мне убить Мису? -- спросила Мюмла.

-- Я-то думал, что Муми-папа напишет детектив, -- разочарованно протянул Хомса. -- Такой, чтобы всех подозревали и было множество версий, над которыми бы пришлось поломать голову.

Папа обиженно встал и стал собирать свои листки.

-- Если вам не нравится моя пьеса, пожалуйста, пишите сами новую, -- сказал он.

-- Голубчик, -- утешала его мама, -- мы находим пьесу замечательной. Не правда ли?

-- Конечно, -- подтвердили все в один голос.

-- Вот видишь, она всем нравится, -- сказала мама. -- Только чуть подправь ее, измени содержание и стиль. Я позабочусь, чтобы никто не мешал тебе. И пока ты работаешь, возле тебя будет стоять вазочка с карамельками.

-- Ладно, -- согласятся папа. -- Но лев должен остаться!

-- Разумеется, без льва не обойтись, -- поддакнула мама.

Муми-папа трудился вовсю. Все молчали, боясь произнести хоть слово или шевельнуться. Едва закончив рукопись, папа сразу стал читать вслух. Мама все время подкладывала ему карамельки. Все были возбуждены и полны больших надежд.

Ночью им не спалось.

Эмма почувствовала, как у нее прибавляются силы. Она не думала ни о чем другом, кроме генеральной репетиции.

Партнерские программы



На досуге - Толщиномеры, анализатор ИКП . Телефоны компании антикорэлектро. бесплатно